Олдскульная романтика. Рецензия на фильм «Дождливый день в Нью-Йорке»

Один из самых романтичных персонажей в обширной галерее Вуди Аллена убеждённо верил в то, что во время дождя любой город расцветает и находится на пике своей красоты. Даже прогуливаясь по очаровательным солнечным улочкам Парижа и по сбивающего с ног своей красотой Версалю, он мечтательно вздыхал в сторону непонимающего его окружения: «Ах, вы только представьте, как тут прекрасно во время дождя!». Вуди Аллен всю свою жизнь был одержим родным Нью-Йорком, во многих своих фильмах его персонажи перефразировали одну и ту же мысль автора ― можно жить либо в Нью-Йорке, либо не жить вовсе. Его элегия «Манхэттен» стала первым полноценным признанием Аллена в любви к городу, сформировавшего его как личность и драматурга. Подобной почести в дальнейшем удостоился только Париж, по которому упоительно любил прогуливаться герой Оуэна Уилсона по ночам, под дождём, в одиночестве.

MV5BODIxNTNkOTktMjg4YS00MmJiLTg1ODktNWVkMDUzMzY0MzVmXkEyXkFqcGdeQXVyMTAyMjQ3NzQ1._V1_SY1000_CR0,0,1500,1000_AL_.jpg

В последние года Нью-Йорк в фильмах Аллена использовался лишь как извечное место действия, фон, на котором судьбы героев переплетаются, сталкиваются и разлетаются на миллион осколков, как например, живописный Кони-Айленд с его знаменитым парком развлечений в «Колесе чудес». Или же и вовсе город становился отправной сюжетной точкой: в «Светской жизни» герой Джесси Айзенберга перебирается из уютного Нью-Йорка 30-х годов в солнечный Лос-Анджелес, а Жасмин из одноимённого фильма вынуждена отказаться от богатой, роскошной жизни в городе своей мечты и вернуться в скромный Сан-Франциско к сестре. Со своей новой картиной легендарный постановщик возвращается к нью-йоркской тематике: ровно 40 лет спустя после выхода «Манхэттена» Вуди Аллен снова признаётся в любви к мегаполису с восточного побережья, наполнив его переполненные романтикой персонажами, роковыми встречами, бурлящей жизнью и, конечно же, проливным дождём.

MV5BMzEzZWUwZDUtZWQzNi00YTBlLTllMWUtYzgwYThjZmQ4MWMxXkEyXkFqcGdeQXVyMTAyMjQ3NzQ1._V1_.jpg

События «Дождливого дня в Нью-Йорке» вращаются вокруг парочки влюблённых студентов пригородного колледжа, судьба которых приводит в так называемую «столицу мира». Эшли (Эль Фаннинг) работает в студенческой газете и получает задание взять интервью у известного режиссёра Роланда Полларда (Лив Шрайбер). Гэтсби (Тимоти Шаламе) давно мечтал показать своей девушке родом из Аризоны родной Нью-Йорк, поэтому с радостью воспринимает новость Эшли, попутно продумывая в голове план на уик-энд: заселиться в гостиницу с роскошным видом, прогуляться по центральному парку, выпить в фешенебельном баре «Бемельман», прокатиться на знаменитых каретах, посетить места, где он вырос. Однако у города на эту парочку планы иного порядка. Очень скоро череда непредсказуемых событий разведёт их по разным углам. Эшли поглотил водоворот богемной жизни, за один день она познакомится не только с режиссёром Поллардом, но и с его гениальным сценаристом Тедом Давидоффом (Джуд Лоу), и со звездой экрана Франциско Вегой (Диего Луна). А Гэтсби, тем временем, переживёт судьбоносную встречу с младшей сестрой своей бывшей девушки, язвительной Чен (Селена Гомес), на которую он раньше не обращал внимания, а теперь не может оторвать глаз.

MV5BNWNjOGE5NmYtMTdjYS00YjYxLTgxZWEtOTUwMmQ2MWVhNjY3XkEyXkFqcGdeQXVyMTAyMjQ3NzQ1._V1_.jpg

Если вы спросите, к какому фильму Аллена «Дождливый день в Нью-Йорке» ближе всего, то это, без сомнений, «Полночь в Париже», но без элемента фэнтези. Перед нами лёгкое, полное романтики и любви, кино, лишённое снобизма и зачарованное тем городом, в котором развивается его сюжет. Вуди всё также непринуждённо разводит парочки и сводит своих героев с другими, строя свои фирменные любовные многоугольники. Эшли и Гэтсби вместе, но кажутся противоположностями. Она ― жизнерадостная провинциалка и убеждённая карьеристка из богатой семьи бизнесменов. А он ― задумчивый романтик, чьё имя неспроста напоминает зрителю о главном герое великого романа Фрэнсиса Скотта Фицджеральда, ибо алленовский Гэтсби также представитель иной эпохи. Ему нравятся классические голливудские фильмы, старая музыка, антикварные вещи, а на всё новое он смотрит с пренебрежением.

MV5BYTYzYjdiMGMtM2FkYS00YzViLTk5YmItNTMwMjZkOTllMjg2XkEyXkFqcGdeQXVyMTAyMjQ3NzQ1._V1_SY1000_CR0,0,1500,1000_AL_.jpg

Различие между двумя героями изобретательно подчёркиваются очередной выдающейся работой оператора Витторио Стораро, работавшим с Вуди на двух его предыдущих картинах. Стораро мастерски обращается со светом и подстраивает не только освещение под конкретных героев, но и погоду. Когда Нью-Йорк обволакивают тучи и накрапывает дождь, в объективе стационарной камеры (она акцентирует его более сдержанный характер) почти всегда Гэтсби. А как только повествование перескакивает на героиню Фаннинг, Стораро берёт в руки мобильный стедикам, подчёркивающий её подвижность и свободу, и всегда магическим образом ловит на юном лице актрисы лучик солнца, пробивающийся сквозь тучи.

MV5BYTU5NTU4MDgtNzJhMi00N2U5LThiYjYtNmI3MzdkYTg5Y2E3XkEyXkFqcGdeQXVyMTAyMjQ3NzQ1._V1_.jpg

Одной из отличительных фишек сценариев Вуди Аллена является присутствие в нём элементов автобиографии, обычно они проявляются через его персонажей. Невротичный Бобби из «Светской жизни», циничный Стэнли из «Магии лунного света», романтичный Джил из «Полночи в Париже», рефлексирующий Сэнди из «Звёздных воспоминаний», интеллектуал Элви из «Энни Холл». Всё это грани одного человека, всю свою жизнь ловко сочетающего комедию с драмой, грустные мотивы с юмором и жизнь с вымыслом. В «Дождливом дне», возможно, рекордное количество автобиографичных персонажей. Кроме, ясное дело, по уши влюблённого в Нью-Йорк Гэтсби, мы узнаём Вуди Аллена в персонаже Лива Шрайбера: независимый режиссёр, который ни разу не прогнулся ни под одну голливудскую студию и считает, что его новый фильм полнейшая катастрофа (такая же ситуация была с режиссёром перед выходом в прокат его шедевра «Манхэттен»). Мы узнаём его и в герое Джуда Лоу: меланхолик еврейского происхождения, которому трудно устоять перед женской красотой. Идя по улице, Гэтсби встречает бывшего одноклассника, ныне режиссёра «современной классики кинематографа в жанре нуар», внешне напоминающегося самого Аллена в юности.

MV5BYWIwMmE2ZTUtYzA4MC00NmQ1LWIzOWUtYWFjNGYwNzJlMmNkXkEyXkFqcGdeQXVyMTAyMjQ3NzQ1._V1_.jpg

У режиссёра-сценариста в последнее время дела шли не очень. Производственный процесс этого фильма совпал с популяризацией движения #MeToo на Западе, и американские журналисты решили вспомнить, как в далёком 1992 году на Вуди Аллена подали в суд за сексуальные домогательства. Как нынче заведено в Голливуде, никто ни в чём разбираться не стал, а просто от греха подальше Вуди Аллена объявили персоной нон грата в США, студия Amazon разорвала контракт с режиссёром, заключённый на пять фильмов, и в итоге 37-летний забег, в течение которого он выпускал по картине в год, прервался. От всей этой ситуации «Дождливый день в Нью-Йорке» приобретает поистине грустный сакральный смысл. Когда в конце герой Шаламе понимает, что жить не может без этого города, без его круглосуточного шума автомобильных клаксонов, без прекрасных улочек, украшенных дождём, во всём этом прослеживается горькое прощание режиссёра с родным, вечно романтичным для него Нью-Йорком, где, видимо, ему уже никогда не доведётся снимать кино.

В прокате с 10 октября. 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s