Rolling in the Deep. Рецензия на фильм «Смерть и жизнь Джона Ф. Донована»

Если можно было собрать полный набор самых пошлых голливудских штампов в одном фильме, то Ксавье Долан со своей картиной «Смерть и жизнь Джона Ф. Донована» мог бы смело крикнуть «бинго». Канадский постановщик, к которому после премьеры его дебюта «Я убил свою маму» в двадцатилетнем возрасте на Каннском кинофестивале прилипла приставка «вундеркинд», впервые решился снять кино на неродном для себя английском языке да ещё и с россыпью узнаваемых голливудских звёзд. Поскольку слово «банально» как нельзя кстати подходит к рецензируемой картине, то и не грех будет использовать затёртую до дыр фразу, что фильм Долана просто-напросто потерялся при переводе. Что, возможно, прекрасно, красиво, виртуозно звучало бы на французском, здесь на экране из уст англоговорящих актёров и актрис звучит слишком топорно, пошло и до скрежета зубов вторично.

Untitled collage_0.jpg

Диалоговая сторона сценария кажется самой не перевариваемой частью фильма (особенно в русском дубляже, где всем персонажам добавили одну и ту же раздражающую интонацию: навзрыд), так ещё и структурно лента Долана ничем не удивляет. Начинается повествование с того, что вынесено первым в название фильма ― подающая надежды голливудская звезда Джон Ф. Донован (Кит Харингтон, почему-то оставшийся в образе Джона Сноу, как в плане внешнего вида, так и актёрской игры) найден мёртвым в номере какого-то отеля. Затем следует монтажный переход на 11-тилетнего юнца по имени Руперт (Джейкоб Тремблей), который узнаёт о смерти своего кумира из некролога по телевизору в каком-то кафе. Мальчик расстроен до глубины души, потому что, как мы узнаём буквально в следующей сцене, он вёл длительную переписку с Джоном, о которой в конечном итоге узнали все, включая прессу и маму Руперта, Сэм (Натали Портман).

john_f_donovan.jpg

Начав свой фильм с его конца, Долан приговорил себя к единственному способу раскрытия сюжета, по совместительству же самому заезженному ― большая часть повествования является флэшбэком. Десять лет спустя после гибели Донована журналистка Одри (Тэнди Ньютон) прилетает в Прагу, чтобы взять интервью у повзрослевшего и понаглевшего Руперта (его уже играет Бен Шнетцер), который за это время нашёл свой путь к успеху, написав и опубликовав собственные мемуары, затрагивающие детство и, естественно, переписку с кинозвездой. Как только закадровый голос Шнетцера погружает нас в бесконечные флэшбэки, «Смерть и жизнь Джона Ф. Донована» окончательно превращается в мыльную оперу.

death-life-james-f-donovan-natalie-portman-dolan.jpg

Сначала Ксавье Долан предлагает нам исключительно детскую перспективу на события, показывая, как одиннадцатилетний мальчик страдает: а) от травли в школе; б) от того, что мама постоянно занята; в) от нехватки отцовского внимания (по словам героини Портман, он живёт где-то в Лондоне). Реальность жестока, но маленький Руперт знает, как сбежать от неё: каждый вечер он смотрит свой любимый сериал, в котором его любимый актёр Джон Донован играет какого-то мутанта со сверхспособностями (потенциально комичный эпизод, не получивший развития). Чувствуя своё одиночество, Руперт решается написать письмо своему кумиру. Затем повествование переключается на самого Донована, чья жизнь, оказывается, тоже далеко не сахар. Он переживает эмоциональную отстранённость, одиночество, которое стало результатом пришедшей славы и проблем с самоопределением в плане сексуальных предпочтений.

20953757_989597.jpg

Кроме переписки, у Джона и Руперта есть ещё кое-что общее: их сложные отношения с матерями. Сэм беспокоится за ментальное здоровье сына, ибо его помешательство героем второсортного телешоу, а также периодически возникающие синяки на теле после очередной драки в школе сильно волнует героиню Портман, хотя Долан так и не даёт актрисе полноценно раскрыться в этом образе. Тоже самое и с Сьюзен Сарандон, воплотившей на экране Грэйс Донован, маму Джона. Под занавес фильма именно сцена с её участием, а также с двумя её сыновьями (второго, Джеймса, играет Джаред Кисо), громко распевающих в ванной старую песню в унисон, становится самой тёплой и живой за все два часа этого крайне манипулятивного кино.

20953757_989434.jpg

Трудно закрывать глаза на ужасный сценарий, но Ксавье Долан прикладывает максимум усилий, чтобы зритель хоть периодически, но отвлекался от него. Долан всё-таки как режиссёр ― очень талантлив. Способность человека в режиссуре отчётливее всего видна в его самых слабых фильмах, где может ничего не получаться, актёры не слушаются, декорации не работают, диалоги нуждаются в переработке, но кино при этом отчасти да напоминает его автора. «Смерть и жизнь» ― тот самый случай, тут мало что работает, мало за что можно зацепиться, но так знакомый по предыдущим фильмам Долана почерк здесь присутствует. Внимание к мелким деталям вроде зелёной краски на пальце Портман, фирменный долановский саундтрек из кричащих, узнаваемых поп-хитов тут же напоминают о его лучших работах.

the_death_life_of_john_f._donovan_2.jpg

Правда, всё-таки нужно отметить, что с музыкой в фильме связаны не только его лучшие моменты (ещё раз: орущий во всю глотку «Hanging By A Moment» группы Lifehouse Кит Харингтон в мыльных пузырях, обнимаясь с братом и мамой, единственный эпизод, способный по-настоящему растрогать). В противовес этому, под композицию Florence + The Machine «Stand By Me» Долан опускается на самое дно пошлости, возможной в голливудском фильме. Что именно там происходит, увидите сами, но комбо из проливного дождя, двух бегущих навстречу друг другу людей в слоу-мо со слезами на глазах, вам скажет уже о многом.

the-death-and-life-of-john-f-donovan-movie-three.jpg

Пусть перед нами самый слабый фильм Долана, которого даже не знаешь, за что хочется отругать в первую очередь: за то, что решился снимать по бездарному сценарию, или за то, что безалаберно обошёлся с таким актёрским составом, выдав каждому по минимуму достойного материала, но безоговорочным провалом «Донована» назвать не получается. Да, это пример голливудской безвкусицы, манипулятивная мыльная опера со странным монтажом и дешёвыми сюжетными ходами. Но Ксавье Долан даже в своей худшей форме, «скатываясь на дно», как поёт его любимая Адель на начальных титрах, остаётся собой. Кино безумно красиво и стильно снято (спасибо оператору Андре Тюрпену и сотням инстаграм-фильтров), саундтрек почти всегда бьёт точно в цель и, что самое главное, режиссёрский талант канадца всё же окончательно не затонул во всей этой мутной трясине под названием «Смерть и жизнь Джона Ф. Донована».

В прокате с 15 августа.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s