Да начнётся празднество! Рецензия на фильм «Солнцестояние»

Кто угодно может испугаться темноты, но напугать человека светом ― это уже задача поистине сложная, особенно для хоррормейкеров. Ари Астер, уроженец Нью-Йорка и одна из главных надежд жанра ужасов, уже доказал, что простота, заключающаяся в однотипности сценарной структуры и протоптанных сюжетных тропах, далеко вне его интереса. В прошлом году он, эффектно заявив о себе, ворвался в мир большого кино со своим дебютом «Реинкарнация», наделавшим столько шума, которым уже давно не мог похвастаться фильм ужасов. Критики были в восторге, зрители ― в шоке: Астер в одночасье стал объектом культа. Год спустя он представляет свой новый, более амбициозный, психологический хоррор «Солнцестояние», действие которого, в отличие от предшественника, на 95 процентов огромного по меркам жанра хронометража (два с половиной часа) происходит при ярком дневном свете. И, поверьте, от этого фильм, без того визуально самобытный, становится ещё более жутким и атмосферным.

midsommar.jpg

У главной героини по имени Дэни (Флоренс Пью) довольно натянутые отношения с её молодым человеком Кристианом (Джек Рейнор): они отдалились и, кажется, вот-вот расстанутся. Однако произошедшая с героиней семейная трагедия, унёсшая жизни её родителей и сестры, превратила Дэни в сироту, а Кристиана ― в её самого близкого человека. Понимая всю сложившуюся ситуацию, Кристиан деликатно предлагает своей девушке поехать с ним и его друзьями, Джошем (Уильям Джексон Харпер), Марком (Уилл Поултер) и Пэлли (Вильхельм Бломгрен), в Швецию. Они уже давно планировали эту поездку вчетвером, преследуя одновременно цели оттянуться по-мужски и изучить другую культуру. Язвительный шовинист Марк собирался хорошенько повеселиться, в то время как аспирант Джош, интересующийся фольклором и антропологией, планировал набрать материала для своей докторской диссертации по традициям и обычаям Харги. Харги ― это удалённая шведская община, выходцем из которой как раз и является Пэлли, студент по обмену, пригласивший своих друзей на летние каникулы к себе на родину в далёкую Скандинавию. Теперь же всем им придётся смириться с тем фактом, что Дэни едет с ними.

MV5BNTYwMmU3YzgtZTA3Mi00OTFkLTgyODYtY2I4ZjQ1OTYzNTA1XkEyXkFqcGdeQXVyMTkxNjUyNQ@@._V1_SY1000_CR0,0,1497,1000_AL_.jpg

Переместив место действия роскошным монтажным переходом из квартиры Кристиана в туалет самолёта, Астер начинает знакомить зрителя с крайне необычной и загадочной Швецией, направляя своих героев-американцев сразу в сторону далёкого Хельсингланда, где местная община проводит раз в 90 лет очищающий девятидневный ритуал. Закинувшись грибами и, в случае с Дэни, особым травяным отваром, пришельцы из чужой культуры попадают на другую планету, где все ходят в просторных белых одеяниях с вышитыми на них рунами, поют на незнакомом языке, а солнце никогда не садится. Точнее на пару часов оно всё-таки заходит, но для никогда не видевших своими глазами белые ночи людей такое явление кажется чем-то сверхъестественным и из ряда вон выходящим. Однако это наименее странное из всего того, что уготовано героям во время их пребывания в Харги. Чем глубже они будут погружаться в языческие обряды и местные традиционные забавы, тем сильнее их будет дурманить ослепляющий дневной свет.

MV5BMTdlNTYwNGYtNjc5MC00M2I1LTkyZWItZjdiZWFhNWU2YWZmXkEyXkFqcGdeQXVyMTkxNjUyNQ@@._V1_SY1000_SX1500_AL_.jpg

Ари Астер ― настоящий мастер по созданию атмосферы, но вы это знаете и так, если смотрели его «Реинкарнацию». Тем не менее в случае с «Солнцестоянием» кинематографист уходит далеко вперёд. Пролог фильма заметно контрастирует со всем последующим действием. Он разворачивается в ночное время суток и снят в закрытых помещениях. Но главное это его депрессивный тон, обволакивающий, служащий словно приворотным зельем, которым жители Харги дурманят героев фильма. Астер таким прологом, описывающим трагические события семьи Дэни, гипнотизирует зрителя, вынуждая его забыть о многом во время просмотра. В частности, о времени, что позволяет окунуться с головой в эту пробирающую до жути историю, напоминающую злоключения сержанта Гови из культового во всех смыслах «Плетеного человека» Робина Харди или священника Томаса из прошлогоднего фолк-хоррора «Апостол» Гарета Эванса.

MV5BM2VmZjBhNGItYTY4Yi00MDBmLWEwZDMtYzhkMGJmYWU2YzMyXkEyXkFqcGdeQXVyMTkxNjUyNQ@@._V1_SX1777_CR0,0,1777,999_AL_.jpg

«Солнцестояние», по описанию самого режиссёра и автора сценария, это история о расставании, рассказанная через призму языческого ритуала. Однако невооружённым глазом заметно, что Астер тематически продолжает «Реинкарнацию». Не в плане, что он опять рассказывает о тайных общинах и их жутких поклонениях всяким не поддающимся рациональному осмыслению вещам, а потому, что этот фильм снова о душевной боли, о психологической травме, пережитой человеком. И ужас, который вызывает Астер у зрителя при просмотре, обладает намного более глубинным характером. Здесь нет ни одного резкого скримера, нет монстров, нет эксплуатации темноты, нет ничего, чем пытаются напугать дешёвые бесталанные ужастики. Ари Астер использует исключительно атмосферу, гипнотический размеренный ритм повествования, яркие, врезающиеся в память образы, создаёт напряжение одной лишь работой камеры и пробуждает страх на психологическом уровне. Это как раз и отличает авторов хорроров нового поколения, куда также входят Джордан Пил и Роберт Эггерс, благодаря которым жанр сейчас испытывает возрождение и наконец приобрёл высокий статус.

MV5BMGNkODA5MDctMjc4OS00NTZjLTk0NjktMzkxYmIwMzgwZDhlXkEyXkFqcGdeQXVyMTkxNjUyNQ@@._V1_SY1000_SX1500_AL_.jpg

Первое появление заокеанских гостей в общине показано запоминающимся операторским планом на 180 градусов, медленно осматривающим и представляющим нам Харги. Астер даёт понять: здесь всё действо и будет происходить. Он детально проработал экранное пространство, населив каждый квадратный метр съёмочной площадки запредельной долей аутентичности, что показываемая община ощущается поистине живой, в которой пульсирует жизнь, непрекращающаяся даже с отводом камеры в сторону. Постоянный оператор режиссёра Павел Погоржельский превращает свою одержимость симметрией кадра и страсть к долгим планам в настоящую симфонию, пронизывающую «Солнцестояние» целиком. Сложность планов заключается не только в их длине и непрерывности, но и в их композиции, напоминающей фильмы Пола Томаса Андерсона. Камера становится ещё одним жителем общины, она передвигается вместе с героями, подслушивает их разговоры, но любопытнее всего то, как она выхватывает элементы, ускользающие или недоступные взгляду персонажей. Астер смастерил выдающееся произведение, которое рассказывает себя само ― не только благодаря развитию сюжетной линии героев, но также образами, событиями, остающимися на фоне, и элементами интерьера.

MV5BNDJhZTFiYzMtZTM0Ny00OThlLWE4MjEtZGQyZTJjM2JiY2ZhXkEyXkFqcGdeQXVyMTkxNjUyNQ@@._V1_SY1000_SX1500_AL_.jpg

Интерьер, исписанный рунами, декорации из перевёрнутых домиков, броский жёлтый языческий храм, иллюстрации ритуальных процессов на стенах: всё это заслуга стокгольмского декоратора Хенрика Свенссона, который помог Астеру с подготовкой материала по «Солнцестоянию». Для Свенссона это стало первым опытом работы в кино, отчего, возможно, он так трепетно подошёл к просьбе американского режиссёра, глубоко погрузившись в шведский фольклор и языческие традиции, совместив доброжелательные обычаи с элементами культа, мистицизма и самых тёмных мифов данной культуры. Результат поразительный: община в «Солнцестояние» ― целый уникальный мир, продуманный до мелочей, а сценарий фильма умудряется сочетать самые пугающие элементы фольклора с доступной, порой смешной историей о четверых американцах, ошеломлённых чужим укладом быта.

MV5BMGE0NDBjODYtZDlkYy00NWZjLWI2MGMtZjhmZTZlMGNmYzI3XkEyXkFqcGdeQXVyODEwMTc2ODQ@._V1_SY1000_SX1500_AL_.jpg

Элементы комедийности во многом попадают в фильм с персонажем Уилла Поултера, хотя ни он, ни Рейнор с Харпером даже близко не стоят с заслугами Флоренс Пью, которая здесь в разы лучше, чем в «Леди Макбет», принёсшей ей множество престижных наград и номинаций. Ари Астер второй раз подряд добивается от своих актрис какого-то запредельного уровня актёрской игры, редко ассоциируемого с фильмами ужасов. Тони Коллетт из «Реинкарнации» чуть было не получила свою заслуженную номинацию на «Оскар», к сожалению, возможно, та же судьба постигнет и Пью, несмотря даже на тот факт, что роль она отыграла выдающуюся и полную нюансов. Талантливый Астер, словно какой-то заклинатель, притягивает таланты: кроме оператора Погоржельского, художника-постановщика Свенссона и восходящей мировой звезды Флоренс Пью, необходимо отметить и заслуги композитора Бобби Крлика, без тревожной эмбиент-музыки которого фильм бы заметно потерял в атмосферности.

https___hypebeast.com_image_2019_07_midsommar-directors-cut-ari-aster-august-debut-1.jpg

От прорывного дебюта и необыкновенного опыта в жанре ужасов к одному из лучших фильмов года ― неудивительно, что Ари Астер прошёл этот путь так быстро, ведь он, теперь уже без толики сомнения, режиссёр от рождения. От «Солнцестояния» можно придти в восторг по целому ряду причин, но режиссура в картине ― это высший пилотаж. Уникальный размеренный ритм на протяжении всех двух с половиной часов, выдающаяся работа с композицией кадра, плавные изобретательные монтажные переходы и сложные продуманные планы превращают этот эстетический фолк-хоррор в неописуемо кинематографичный опыт.

В сотрудничестве с lostfilm.info.

В прокате с 18 июля.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s