Неогранённый алмаз. Рецензия на фильм «Аладдин»

Стоит всего раз побывать в какой-нибудь ближневосточной стране, и твоё отношение к кофе меняется навсегда. Пригубив этот турецкий или арабский напиток однажды, человек начинает по-особому относиться к самому его аромату, способному зазвать к себе прохожего с другой улицы. Встреча с таким ароматом где-нибудь в своих родных краях, предположим, рядом с подмосковной кофейней, мигом пробуждает приятные воспоминания о сладком лукуме, терпких специях и мягчайших коврах. И вот, как под гипнозом, ноги сами ведут тебя в то укромное местечко, где турк-эмигрант с порога улыбается всеми золотыми зубами, что у него есть. Тебя приветствует палитра оттенков арабского стиля из насыщенных тонов тёплого спектра, но по расположившемуся в уголке телевизору идёт «Модный приговор». Ты садишься на расписной ковёр, но он весь помятый и потускневший. Пробуешь рахат-лукум, но он уже слегка зачерствел. Делаешь глоток своего кофе и осознаёшь фундаментальную истину: не то! Примерно такие же впечатления вызывает просмотр новой игровой версии «Аладдина», яркой и красивой снаружи, но без собственной изюминки внутри.

MV5BOTljYTE0NGMtODZkYy00MGRkLTkzMmMtY2Y3M2I0MDg2OTQ0XkEyXkFqcGdeQXVyNjg2NjQwMDQ@._V1_SY1000_SX1500_AL_.jpg

Это уже не первая и не последняя попытка студии Disney переосмыслить свою анимационную классику для нового поколения зрителей в 2019 году. Сначала Тим Бёртон не совладал с ремейком «Дамбо», спрятав своё режиссёрское «Я» так высоко, что даже летающий слонёнок не смог бы достать. Летом нас ждёт, по словам Джона Фавро, «не-покадровая» адаптация «Короля Льва» в стилистике «Книги джунглей», к которой также привлечено огромное количество известных актёров и музыкантов. В промежутке же затесался старина Гай Ричи, от которого в последнее время уже много не ждут, со своей версией приключений парнишки из города Аграба. Его предыдущий фильм, провальный по всем пунктам – кассовое фиаско, негодование критиков и посредственное художественное качество самого проекта, тем не менее, всё же сохранял черты кинематографа Ричи. Там был его фирменный монтаж от персонажа к персонажу, рукопашные драки, бег по узким городским улочкам, тень былого чувства юмора и, конечно, классический ричивский главный герой – сирота, дебошир, робин гуд, трепло.

MV5BNmM0YmI1YmUtMjIzZS00ZDc0LWE4N2EtNDA0M2FmNWQ2MjNiXkEyXkFqcGdeQXVyNjg2NjQwMDQ@._V1_SY1000_SX1500_AL_.jpg

По сути, из всего этого перечня черт кинематографа Гая Ричи в «Аладдине» осталась лишь последняя: главный герой. Перед нами молодой воришка с подвешенным языком, который вырос на улицах, отчего знает их как свои пять пальцев. Аладдин (Мена Массуд, его первая крупная роль) мечтает стать принцем. На каком месте в такой мечте стоят всеобщее признание и нескончаемое богатство, мы не знаем, однако понимаем, что любовь здесь далеко не на последнем плане. На одном из городских рынков Аладдин знакомится с принцессой Жасмин (Наоми Скотт), ошибочно приняв её за служанку из королевского дворца, попавшей в неприятность. Вместе они скрываются от толпы хулиганов в тайном прибежище Аладдина, откуда можно романтично смотреть на город, попивая чай и мило беседуя. Несмотря на то, что нашего героя воспитала улица, джентльменских качеств он не лишён: юный и уже влюблённый по уши романтик провожает девушку прямо до покоев принцессы, что в свою очередь не остаётся без внимания стражи.

MV5BZTM0NmZlM2YtMmRmYS00NTRlLTk1YzctMTM4NWU1Y2JmYTNhXkEyXkFqcGdeQXVyNjg2NjQwMDQ@._V1_SY1000_SX1500_AL_.jpg

Злой и коварный Джафар (Марван Кензари) живёт по собственной воровской философии: «Укради яблоко, и ты – вор; укради страну, и ты – повелитель», ― говорит он пойманному Аладдину, неогранённому алмазу, перед тем, как отправить того на опасное задание. Цель поручения заключается в том, чтобы проникнуть в пещеру, полную несметных богатств, но, не прикасаясь ни к одному из них, выкрасть оттуда лишь только лампу. Лампа, естественно, волшебная, чья сила приоткрывается герою вместе со зрителями сразу после очередного (и, к сожалению, далеко не последнего) предсказуемого проявления злости и коварности Джафара. Стоит её потереть, как перед тобой возникает он – джин голубого оттенка кожи с лицом Уилла Смита, готового исполнить любых три твоих желания. Тут-то и начинается настоящее веселие.

MV5BMTc0MjE2MDcxM15BMl5BanBnXkFtZTgwMTIzODQxNzM@._V1_SX1500_CR0,0,1500,999_AL_.jpg

С появлением Смита на экране действительно исполняются некоторые из зрительских желаний – кино становится пободрее, чуть веселее и наконец начинает твориться хоть какая-то киношная магия. Речь тут в большей мере об отрезке фильма, начинающегося с роскошного музыкального номера въезда в город на слонах и с павлинами под мелодичное пение самого Смита и заканчивающегося вторым «первым» свиданием Аладдина с Жасмин. Наоми Скотт попросту обворожительна в своей роли, отчего их общие сцены с Массудом периодически искрятся от химической реакции, в которую вступают актёр с актрисой. Вот только Гай Ричи, по-видимому, не сильно заинтересован в их отношениях, отчего весь финальный акт он отдаёт абсолютно невыразительному, скучному и банальному злодею, который раскидывается по сторонам стандартным набором фраз: «я хочу безграничную власть», «я буду всемогущ», «трепещите передо мной» и так далее.

MV5BOWMzYWE0ODItNjU5NS00OTUzLTk4ZGQtZDU1NjAzMDkxNjBjXkEyXkFqcGdeQXVyNjg2NjQwMDQ@._V1_SY1000_SX1500_AL_.jpg

Чтобы далеко в сравнительные дебри не лезть, в том же «Дамбо» каким бы предсказуемым и плоским не был В. А. Вэндевер как антагонист, за счёт космической харизмы Китона, его напущенной манерности и элегантного внешнего вида, злодей смотрелся в куда более выигрышном ключе, чем здесь. В целом, «Аладдин» выстраивает крайне противоречивые отношения со зрителем: у каждой замечательной сцены есть свои «но», к каждому приятному персонажу приставлен кто-то в большей или меньшей степени раздражающий. Будто бы кино ведёт непонятную и неосознанную борьбу со своей публикой. То оно пытается очаровать тебя восточной эстетикой и живописным антуражем, то с головой погружает в болото из условностей, банальностей и спецэффектов, тем самым снимая всё добытое в честной борьбе очарование как рукой.

MV5BZTQ5MGM0MTItM2NiMC00MmM1LWFhYzUtNTE0YmU5NWFjNTZiXkEyXkFqcGdeQXVyNjg2NjQwMDQ@._V1_SY1000_SX1414_AL_.jpg

Вообще, у «Аладдина», как истории в духе «Принца Персии» и «Креда убийцы» (имеется в виду серия видеоигр, а не их убогие попытки экранизации), большие проблемы с хореографией. И речь не только о том, что в фильме полно режущих глаз сцен компьютерного паркура, причём не такого фантастического, чтобы каскадёр главного героя не смог бы выполнить, это также касается и музыкальных номеров. А для мюзикла, которым «Аладдин» является, они вовсе квинтэссенция всего происходящего. Во-первых, снова огромный акцент на компьютерной графике, в которой тонут все достижения постановщиков танцев. Во-вторых, большинство танцевальных номеров смотрятся как музыкальные клипы на канале MTV, что крутили в нулевых. Ей-богу, во время финальной душераздирающей арии Жасмин, снятой якобы одним планом, на месте Наоми Скотт так и видится какая-нибудь Бритни Спирс или Кристина Агилера.

MV5BMjQ0NjY3Mzg0OV5BMl5BanBnXkFtZTgwNTg2MDAxNzM@._V1_SX1500_CR0,0,1500,999_AL_.jpg

В заключение, у Гая Ричи получилось достаточно яркое детское приключение для всей семьи, в котором есть арабская ночь, волшебный Восток, чары и месть, отвага и честь, дворцы и песок, но только не дивный восторг.

В сотрудничестве с lostfilm.info.

В прокате с 23 мая.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s