Под вуалью. Рецензия на фильм «Закат»

«Позвольте посмотреть, что скрывается под этим». Лёгким движением женской руки мы видим, как поднимается прекрасная вуаль с лица молодой девушки, обнажая застывшее на нём смятение, растерянность и ещё целую палитру чувств, пока недоступных для считывания зрителем. В раннем детстве Ирис (Юли Якаб) потеряла родителей при пожаре, а теперь всё, что у неё осталось от них, это знаменитая фамилия Лейтер. Она до сих пор на слуху во всём Будапеште, куда героиня возвращается, чтобы устроиться модисткой в самый престижный модный дом во всей Австро-Венгерской империи, который занимается пошивом изысканных шляпок и носит ту самую фамилию Лейтер. Когда-то им управляли родители Ирис, а теперь некто Оскар Брилл (Влад Иванов), деятельный предприниматель, восстановивший здание после пожара и вдохнувший в него новую жизнь.

MV5BYmQyMjE3NzMtYWFmOC00ZjY3LTkxNTctYzM5NTY1MWVmZmM3XkEyXkFqcGdeQXVyODEwNDAyMjI@._V1_SX1777_CR0,0,1777,960_AL_

Фраза, открывающая «Закат», является ничем иным как ключом к дешифровке монолитного и зачастую уходящего в поле метафизики произведения венгерского режиссёра Ласло Немеша, который за свой прошлый фильм получил Гран-при Каннского кинофестиваля (фактически второе место), а в последствие и премию Оскар. Большое достижение для любого кинематографиста, а для дебютанта и вовсе выдающееся. Поэтому внимание ко второму фильму Немеша было чрезвычайно повышено, чья премьера состоялась в рамках Венецианского кинофестиваля, откуда лента увезла приз ФИПРЕССИ.  Важно было удостовериться, был ли это случайный, одноразовый успех или же Венгрия нашла полноправного преемника Белы Тарра, способного стать достоянием страны на мировой арене авторского кино.

MV5BMTI3OGQ5ZDQtZjJkMC00NmVjLWIwMzUtYzlmYmY4YjkwN2MwXkEyXkFqcGdeQXVyMjQ5ODcwNDQ@._V1_

Вуаль поднимается с лица Ирис в начальной сцене, потому что работающие в доме моды девушки сочли её за клиента и тут же предложили померить парочку красивых шляп. Но как только душный от потока покупательниц воздух сотрясает настоящая фамилия девушки, все на мгновение замарают, словно увидев мертвеца. События далее можно охарактеризовать как спуск в самую глубь кроличьей норы – Ирис не берут на работу, однако она не оставляет попыток всё-таки туда устроиться, постепенно узнавая, что Брилл далеко не столь безупречный джентльмен, за кого он себя выдаёт. Параллельно этому героиня узнаёт о существовании своего брата (вероятно, их разделили сразу после смерти родителей, когда Ирис было всего два года), которого вроде как обвиняют за убийство некого графа и в руководстве тайного националистического движения, готовящего переворот.

MV5BNmFjZjA4NDMtYTVkMi00MTU0LTk4ZTEtMzMyMWYyZTJmZDBiXkEyXkFqcGdeQXVyODEwNDAyMjI@._V1_SX1777_CR0,0,1777,960_AL_

Однако нить сюжета на протяжении всех двух с половиной часов постоянно будет ускользать от вас как солнце при закате. Вы не сразу поймёте, какие цели преследует героиня, что случилось с ней в детстве, зачем она начинает выстраивать цепочку собственных расследований – дело в уникальном и ни на что не похожем киноязыке Ласло Немеша, который он сам изобрёл в своём дебютном фильме и с успехом продолжил оттачивать здесь. «Закат» построен на исключительно крупных планах героини – все два с лишним часа мы вблизи наблюдаем за лицом Ирис либо же следуем за ней вместе с камерой Матьяша Эрдея, которая не отпускает девушку дальше расстояния вытянутой руки, позволяя зрителю наблюдать за происходящим лишь только из-за её плеча. Кроме того, если в футболе есть термин «игре без мяча», то в данном случае по аналогии Немеша можно смело назвать мастером по работе с закадровым пространством. Как и в «Сыне Саула», всё самое страшное и шокирующее происходит либо в глубоком расфокусе, либо за кадром, но при этом благодаря богатым аудиовизуальным образам у нас в голове вырисовывается отчётливая картина ужаса как царящего в концентрационном лагере, так и в великой европейской империи на своём закате.

MV5BOWI2N2QwZTctOGQ3My00OTNiLTljNjItODk3OGNlMmMzNTIxXkEyXkFqcGdeQXVyODEwNDAyMjI@._V1_SX1777_CR0,0,1777,960_AL_

«Сын Саула» уже начинался в аду, где главному герою пришлось проходить по всем его семи кругам в поисках сына, здесь же Немеш начинает с кадров элегантного, залитого солнцем Будапешта, в котором красота и грация ещё остаются частью городской эстетики. Но ближе к концу будет нарастать не только напряжением, но и визуальный ряд – краски сгущаются, преобладают ночные сцены, крупные планы вызывают дезориентацию и клаустрофобию, отчего на втором часу зрителю попросту трудно дышать, словно при пожаре. А что горит, спросите вы? Здесь уже вступает аллегорический подтекст фильма, так сказать, всё, что сокрыто под прекрасной вуалью солнечного Будапешта. Ведь неспроста где-то на полпути к истине один из персонажей бросает Ирис ещё одну важную для понимания общей картины фразу – «Ужасы мира скрываются под бесконечно милыми вещами».

SST_Stills_1_85Cropped_16bit_rec709FR_G24_0004722

События фильма развиваются в 1913 году, буквально на пороге Первой мировой войны, смрад которой уже потихоньку подкрадывается из всех частей загнивающей Австро-Венгерской империи. Ирис выступает в роли вируса в некогда здоровом и великом теле, по которому она совершает свою одиссею, отчего мы постоянно наблюдаем за похожей реакцией окружающих на её присутствие – второстепенные герои обычно с опаской относятся к Ирис, часто уходя от ответа на прямые вопросы, предпочитая молчать или и вовсе отвечая агрессией: организм борется с вирусом. Всё это тоже особенность кинематографа Ласло Немеша. Но стоит повториться, в «Сауле» квест героя считывался вполне буквально, здесь же приключения героини зачастую приобретает характер символический – через неё проецируется то эфемерное чувство и напряжение, царившее в сердце Европы перед началом одной из страшнейших трагедий в её истории. Как это уловил режиссёр и решился передать на экране, заслуживает высочайшей похвалы, ибо он здесь оперирует исключительно зрительскими ощущениями – пусть нам не разжевывают ничего с экрана, мы почти не слышим логичных диалогов, не видим большинства хаоса, царящего в сантиметре от рамки кадра, «Закат» оказывает невероятное психологическое воздействие, пробуждая коллективный исторический опыт, сокрытый в геноме каждого европейца.

 

MV5BOWFhYmYxNTEtY2JmOS00N2FlLWE2YzYtMTI1Mzg4NDgxODM5XkEyXkFqcGdeQXVyODEwNDAyMjI@._V1_SX1777_CR0,0,1777,960_AL_.jpg

«Закат» ― очень сложное и многогранное произведение большого мастера, который, естественно, на волне громогласного успеха своего дебюта порой слишком высоко задирает нос, перебарщивает с пафосом и длиной своего второго кинополотна. Тем не менее это совершенно искусная работа, дарующая при просмотре неподдёльное ощущение чистого кинематографического удовольствия, хоть и состоящего преимущественно из ночных кошмаров. Просмотр такого монументального, аллегорически заряжённого творения уж точно не назовёшь лёгким и приятным, однако безмерно талантливый Ласло Немеш гарантирует незабываемый опыт, вознаграждает богатыми впечатлениями и валит наповал своей отличительной эстетикой, предлагая зрителю тем самым глоток истинного авторского кинематографа.

 

В прокате с 18 октября.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s