Оптимизм сквозь слёзы. Рецензия на фильм «Не волнуйся, он далеко не уйдёт»

Депрессия – вполне обычное состояние для любой творческой личности. Некоторые даже умудряются перенаправить скопившуюся негативную энергию в свои произведения, создавая замечательные картины. Ярким тому примером служит Ларс фон Триер. Есть же и обратные случаи, когда излишняя депрессивность в творчестве, где она не свойственна, опускает именитых и титулованных мастеров на карьерное дно, из которого, чтобы выбраться, потребуется немало сил. Однако с момента позорной премьеры «Моря деревьев» в конкурсной программе Каннского кинофестиваля прошло более трёх лет, и Гас Ван Сент, между прочим, обладатель Золотой пальмовой ветви за фильм «Слон», эти самые силы в себе нашёл и вернулся на свой прежний уровень. И пусть его байопик «Не волнуйся, он далеко не уйдёт» ощущается как «Умница Уилл Хантинг», снятый в постдепрессивной рецессии, история Джона Каллахана и замечательная актёрская гибкость Хоакина Феникса привносят столь необходимые сейчас кинематографу Ван Сента краски и надежду на лучшее.

p8NI5xadXtI.jpg

Джон – алкоголик. Чтобы признать это, ему придётся угодить в серьёзную аварию, чудом не лишившую его жизни, навсегда потерять возможность ходить, пройти реабилитацию, познакомиться с удивительными людьми и наконец найти своё призвание, которым станут искрящиеся чёрным юмором аморальные карикатуры. Ван Сент использует нелинейное повествование, как в своих ранних работах, смешивая прошлое с настоящим Джона, отчего складывается впечатление, что история развивается сразу во все стороны, а не в одну конкретную. Это привносит небольшое разнообразие в по сути весьма простой жизнеутверждающий сюжет о том, что никогда не поздно остановиться и попытаться осмыслить, куда именно ты катишься и если ли вообще у тебя другой путь.

Cgya-MfqhVs.jpg

В 1991 году Гас Ван Сент снял в своём фильме «Мой личный штат Айдахо» Ривера Феникса, брата Хоакина, чья игра в той картине прославила не только парня, но и во многом благодаря ей имя Ван Сента стало одним из самых востребованных в Голливуде. В том фильме одной из сюжетных линий был поиск героя Ривера своей матери, что чуть ли не зеркально перекликается с ключевой драматической преградой героя Хоакина в «Не волнуйся, он далеко не уйдёт». Джона в детстве бросила мать, поэтому он подсознательно винит её во всём – начиная со своего алкоголизма и заканчивая всеми остальными невзгодами в своей жизни. Весь фильм он упрямо винит её и не желает видеть причину в самом себе – как бы это ни печально звучало, но это действительно главная драматическая проблема персонажа. Ван Сент отодвигает в сторону роль творчества как спасательного круга в жизни Каллахана, выводя на первый план вымученные страдания, оптимизм сквозь слёзы и самосожаления, наблюдать за которыми полтора часа попросту надоедает.

p6vYVY1M9AA.jpg

Порой всё это доходит до пафосного абсурда – в одной из сцен перед Джоном возникает созданный его сознанием образ матери, просящей не называть её «шлюхой». Хорошая юморная сцена, напоминающая о галлюцинациях Мэтта Диллона из «Аптечного ковбоя», но потом несколько эпизодов спустя нам показывают призрачную материнскую руку на плече рыдающего Джона – мало того, что драматургия сцены сама по себе не работает, так ещё и подобный пафос никак не позволяет всерьёз проникнуться страданиями Каллахана. Драматургия действительно хромает почти во всём фильме, и вина в этом Гаса Ван Сента – слишком слащаво, наигранно и ненатурально сняты драматические эпизоды, искренность и талант Феникса попросту банально тонет в пафосности и излишней плаксивости момента. Исключением становится сцена с участием Джека Блэка ближе к концу – неожиданно тёплая, настоящая и эмоциональная.

qTkCCr35DsE.jpg

Хоакин Феникс предсказуемо выдаёт очередной роскошный перфоманс, затмевая собой большинство проблем фильма и весь второплановый каст. А ведь тут кроме Джэка Блэка, сыгравшего рокового друга Джона, есть ещё Джона Хилл и Руни Мара. Первый играет пафосного гея Донни, который руководит обществом взаимопомощи людям с тяжёлыми заболеваниями. Роль героини Мары в истории Каллахана до конца не ясна – она знакомится с ним в больнице, будучи массажисткой-медсестрой, проявляя к Джону ноль внимания, а затем какое-то время спустя снова появляется в его жизни, но уже заметно похорошевшая и устроившаяся стюардессой в крупную авиакомпанию, и решает остаться с ним. Если это любовь, то где чувства?

0cY_6hglSCE.jpg

Приятно видеть Гаса Ван Сента снова набирающего прежнюю форму, но пока же его семнадцатый режиссёрский проект далёк от персональных вершин постановщика, хотя в нём и прослеживаются нотки как «Умницы Уилла Хантинга» ― это тоже духоподъёмная история, так и «Умереть во имя» ― едкому чёрному юмору нашлось место в карикатурах главного героя. «Не волнуйся, он далеко не уйдёт» страдает от излишней сентиментальности и смазливости, что могло стать приговором для столь простой биографической истории, если бы не безграничный актёрский талант Хоакина Феникса.

 

В прокате с 23 августа.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s