Strelka-2018: «Профайл» и «Поиск»

Один из фестивальных дней на Strelka Film Festival by Okko прошёл под знаменем нового кино-формата screen-life: лекция предваряла сразу два фильма, курируемые в той или иной степени Тимуром Бекмамбетовым. Первый, «Профайл», является его собственным режиссёрским проектом, а в производстве «Поиска» его полномочия ограничились лишь продюсерскими заботами.


Игры с огнём

6934

Тимур Бекмамбетов очень долгое время не мог найти своё место на обширной карте мирового кинематографа. Застрявший между двумя державами, он постоянно искал себя – после в какой-то мере культовых для русского зрителя «Дозоров», Тимур отправился в Штаты снять свой первый голливудский блокбастер – «Особо опасен». Затем его маятниковая карьера продолжилась: «Ёлки», охотящийся на вампиров Линкольн, снова «Ёлки», провальный ремейк «Бен-Гура» и даже клипы для Linkin Park. Озарение к Бекмамбетову пришло в 2015 году, когда в недрах его продюсерской компании Bazelevs родилась концепция screen-life – не новый киноязык или жанр, а инновационный формат сторителлинга, который развивается исключительно на экранах наших с вами гаджетов, смартфонов и ноутбуков.

Первой картиной данного формата стал оригинальный по задумке, но бездарный по исполнению хоррор «Убрать из друзей». Концепция была хороша, потому что сработала ставка на актуальность – а именно на всеобщую зависимость от гаджетов, которая всех нас делает уязвимыми и генерирует новые страхи. Но, несмотря на жанр, куда страшнее получился другой фильм данного формата, режиссурой которого уже занялся непосредственно Бекмамбетов. Его «Профайл» ― далеко не хоррор, но при просмотре кровь стынет в жилах. Причина тому – реальная история журналистки Анны Эрель, автора книги «Под кожей джихадистки», которая однажды занялась расследованием, почему молодые европейские девушки бросают всё и отправляются в Сирию к террористам, а в итоге оказалась на волоске от гибели.

Перед нами британская журналистка Эми (Валин Кэйн), а точнее рабочий стол её компьютера. Очень скоро мы увидим её лицо – через видеосвязь с редактором Вик (Кристин Адамс), но перед этим она создаёт новый профиль на Фейсбуке. Подбирает новое имя – спасибо песне, крутящейся в айтюнсе на фоне – ищет аватарку, чтобы по ней было сразу видно её религиозные предпочтения, все действия мы видим только лишь посредствам движения мышки. Далее она начинает искать страницы террористов ИГИЛ и их последователей с целью выйти на связь с вербовщиком – приметив одного из них, Эми делает репост его записи, воспевающей силу ислама, «священную войну» и так далее. Она обговаривает свой будущий материал со своим редактором, как всё это будет выглядеть и какие риски возможны, местный технический специалист рассказывает, с помощью каких программ нужно будет записывать все разговоры с вербовщиком и так далее. Насмотревшись видео о девушках, «очарованных» террористами, выучив причины их поступков, накинув хиджаб, Эми приготовилась к внедрению.

maxresdefault.jpg

По мере общения с Билялем, так представился девушке сирийский террорист-вербовщик, Эми всё глубже и глубже погружается в своё опасное исследование. Каждый день они общаются по Скайпу, переписываются на Фейсбуке, поначалу он отправляет ей милые гифки с котятами, затем обещает несказанное богатство, собственный дом и свою безграничную любовь с полнейшей защитой ото всех невзгод в придачу. Сама того не замечая, Эми постепенно попадает на крючок столь всеохватывающей заботы и внимания от красноречивого восточного парня, который складно рассказывает о «загнивании» моральных ценностей европейцев и важности их благого дела, что они ведут под знаменем Исламского Государства.

Эрель в одном из интервью так описывает свою внезапно образовавшуюся слабость перед этим человеком: «Я вас уверяю, что, будучи взрослым радикалом, очень легко убедить и влюбить в себя девчонку, которая вполовину моложе вас. Тем более, если эта девчонка никогда не видела нормального авторитетного отца». По сути, в этом и вся публицистическая мощь бекмамбетовского «Профайла»: кино не лезет в исследовании всего ИГИЛа как организации, оно разбирает тот механизм, лежащий в основе вербовки, и психологию – почему девушки массово отказываются от своей прежней жизни и летят в Сирию, чтобы стать пятой или шестой женой очередного террориста с калашниковым наперевес. И ведь данная история – не единичный случай, статистика, если вы загуглите (чего уж там, будем общаться на языке скрин-лайфа), может привести вас в ужас, даже в самом фильме показаны реальные случаи вербовки и их последствия – например, история про британскую школьницу, бросившую свою семью из-за обещаний внеземной любви и несметных богатств.

Перед просмотром серьёзного фильма о внедрении в террористическую ячейку в данном формате скептицизм неотъемлем: как заставить зрителя сопереживать и нервничать, когда он полтора часа будет глядеть на экран чужого монитора? Однако же после просмотра становится ясно, что для изложения этой истории лучше формата не придумать. Мы редко видим главную героиню, но удивительным образом мы знаем о ней всё – через её движения мышки, через то, как она печатает, стирает и пишет уже другое, через то, как она нервно курит после каждой беседы с Билялем, через её восприятие информации – что-то записать, что-то выделить или же что-то проигнорировать, закрыв вкладку, отклонив входящий вызов. Документалистика самой истории накладывается на столь близкие и узнаваемые нами действия и жесты в сети, что мы невольно ощущаем себя частью происходящего – как минимум необычные впечатления новым форматом вам гарантированы.

Всё же видны следы рождения скрин-лайфа в жанре ужасов – внезапные скримеры в журналистском расследовании скорее приводят в недоумение, однако в целом герметичность и последовательность повествования не дают оторваться от экрана во всех смыслах этого слова. Тимур Бекмамбетов снял свой лучший фильм в карьере и нащупал крайне плодотворную почву для новой волны популяризации и развития публицистического кинематографа, интегрировав в него screen-life. Дороги открыты, осталось лишь наблюдать за тем, кто какой путь выберет, чтобы превратить новый формат в явление.


Семья в офлайне

kadr-1-searching

У формата screen-life большой зрительский потенциал. Об этом говорят и сборы первого фильма данного формата, «Убрать из друзей», превышающие бюджет ужастика в 64 раза, и награды самых свежих картин. Что «Профайл» в Берлине, что «Поиск» на Санденсе – оба фильма получили призы зрительских симпатий, символизирующие о важности, актуальности киноформата и интересе к нему со стороны нового поколения зрителей. Очевидно, что кино Тимура Бекмамбетова приковало к себе своей полудокументальностью и релевантностью рассматриваемой темы, что является главной силой фильма, а «Поиск» Аниша Чаганти в свою очередь может похвастаться более богатым художественным подходом. Здесь и тревожная музыка, и драматические наплывы, и захватывающий, непредсказуемый сюжет, в общем, все составляющие хорошего детективного фильма, но искусно нанесённые на изобретательность и свежесть формата screen-life.

Дэвид (Джон Чо) живёт один со своей дочкой Марго (Мишель Ла), связь с которой утратилась после семейной трагедии – смерти матери. Перекидываясь парой слов ежедневно, вместе завтракая и переписываясь, Дэвид и Марго стали семьёй в офлайне. Когда дочка перестаёт отвечать на сообщения и просьбы вынести мусор, отец начинает подозревать неладное – вдруг с Марго что-то случилось. С ней действительно что-то случилось – она пропала без вести, не оставив после себя ни записки, ни подсказки. Что это: похищение или побег из дома? Джону Чо приходится снова примерить пальто детектива, что он носил на съёмках прошлогодних «Близнецов», и воплотить на экране уже сыщика-любителя, которым становится обеспокоенный отец Дэвид.

3bcOviRmVJg.jpg

Подход Чаганти разительно отличается от других фильмов формата screen-life. Во-первых, здесь есть музыка композитора Торина Борроудэйла, которая постоянно вносит в происходящее нотки тревожности и саспенса. Во-вторых, сразу же бросается в глаза разнообразие изобразительных средств, используемых в повествовании. Если в «Профайле» мы считывали кино исключительно с монитора компьютера главной героини, то в «Поиске» история рассказывается и через смартфоны, выпуски новостей, скрытые камеры. Кроме того, выросло количество популярных сервисов, используемых героями – тут вам и снэпчат, и тиндер, и тамблер, и инстаграм, и кучи остального такого добра.

eaMPdxbMxHY.jpg

Главная же прелесть «Поиска» в его непредсказуемости. Сюжет виляет как шоссе, на которое Марго свернула в ночи перед тем, как исчезла. Дэвид, может, далеко не лучший отец, но наблюдать за тем, как он идёт от одной зацепки к другой, подключая всевозможные контакты и онлайн-сервисы наблюдать безумно интересно. Конечно, сами отношения между отцом и дочерью прописаны из рук вон плохо – хотя бы начиная с того факта, что после исчезновения Марго, оказывается, что папа фактически ничего не знает о дочки, ни с кем она дружит, ни чем увлекается (в какой-то момент даже показалось, что режиссёр использует это как шутку, но не он первый пытается сценарные недочёты замаскировать подобным образом), и заканчивая финалом, лишь малейшее раскрытие которого противопоказано в разговоре про детектив.

Но всё-таки Дэвидом проникаешься по ходу развития сюжета – с одной стороны, Джон Чо вызывает сильную симпатию (опять же не как отец), с другой же, поведение и поступательность Дэвида очень крепко дружат с логикой. Ведь он не просто забил в Гугле «дочка не хочет выносить мусор и сбежала из дома, что делать?», Дэвид последовательно анализирует каждый доступный сервис – от друзей Марго на Фейсбуке и её почтового ящика до полицейских расшифровок с камер и аккаунтов дочки. Ты смотришь на экран и видишь то, что примерно ты бы и делал в такой ситуации – в этом максимальное погружение. Словно играешь в безумно реалистичный квест, где тебе нужно кликать в определённые места, чтобы разгадать загадку.

fVvI883SgRk.jpg

Порой Аниш Чаганти пытается охватить слишком много проблем, чтобы уместить их на экране телефона, отчего кино местами перезагружается. Но отставив это в стороне вместе с неубедительно картинными отношениями отца и дочки, перед нами очень хороший, непредсказуемый детективный триллер, который держит в напряжении до самого конца. «Поиск» изобретательно распоряжается форматом screen-life, становясь главным зрительским проектом из всех его представителей на данный момент. Кроме того, кино Аниша Чаганти ещё и самое богатое с художественной точки, что делает «Поиск» исключительно увлекательным и, выражаясь современным языком, непростительно «залипательным».

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s