Этого не было. Рецензия на фильм «Лето»

Виктор Цой – фигура чрезвычайно значительная как для отечественной музыки, так и для культуры в целом, фигура, влияние которой на советскую и постсоветскую молодежь невозможно умалить. Сама же андерграундная тусовка Ленинграда, вдохновлённая целым рядом британских рок-идолов, постепенно стала символом людей, свободных от условностей бюрократической системы и подозрительно настроенных на шум правительственных лозунгов – более того, рок-клубы стали предвестниками падения оков устоявшегося режима. Но на этом шахматном поле была и другая немаловажная фигура – Майк Науменко, исполнитель песен, мечтавший о стадионах, полных восторженных лиц, после знакомства с Цоем склонивший голову перед талантом молодого товарища по творчеству.

Kadr 6.jpg

Удивительно, что едва ли не за сорок лет канонизации образов музыкантов об их тернистом пути не было снято ни единого художественного фильма. В некотором смысле, непосредственно о них не снято до сих пор – не на пустом месте возникли озлобленные возмущения Гребенщикова, мол, этого всего на самом деле не было да и с изображением конъюнктуры режиссёр прогадал. Впрочем, Серебренников заранее отметает подобные претензии: он нокаутирует особенно дотошного до исторической достоверности зрителя, нарочито театральным приемом поясняя, что документального здесь немного, а большинства описанных событий в реальности не случалось, хотя, конечно, хотелось бы.

_FOK5360 (1).jpg

Почерк Серебренникова, собственно, всегда и состоял из завихрения театрального и кинематографического. На протяжении всей карьеры кинорежиссёра оттачивая умение совмещать столь на первый взгляд несовместимое, постановщик обозначил инструменты, которыми он чертит лучше всего – и теперь «Лето», кажется, самая его радикальная по форме и изобретательная по исполнению работа (или, по крайней мере, одна из). Многие отметят, что танцевальные номера выбивают картину из привычного ритма, многие не примут анимированные вставки, но, как знаем, большой режиссёр не просто эксплуатирует драматургические схемы – он их преображает, преображает самыми различными средствами. В пору, когда количество безликих байопиков не поддаётся исчислению, Серебренников заходит на ту территорию, где попытка уже является маленькой победой.

LETO_RU_V14_GRD_V01_187461.jpg

Касательно центрального дуэта споры не утихнут ещё долго, и это понятно. Странным представляется кастинговое решение в случае как с Тео Ю, так и с Ромой Зверем – поначалу они эффектны, но далеко не всегда убедительны в перевоплощении в своих героев впоследствии – здесь несколько обидно, что колкие рамки сценария не позволяют им раскрыться. Зато звезда «Лета» – Ирина Старшенбаум, экранная жена Науменко, обладающая неотразимым обаянием актриса, которая блистает в фильме миловидной улыбкой. К слову, второплановые персонажи сплошь колоритны: вскормленный презрением к неформалам Баширов, Корнеева в красном вечернем платье, безумно улыбающийся Горчилин и потрясающий Скептик-Кузнецов.

LETO RU V06 DI V01 171218_115539.jpg
Так всё-таки что есть «Лето»? Если отгремевший на Берлинале «Довлатов» – фильм более про эпоху, чем про личность, про период литературной стагнации и номенклатурного ханжества 70-х, то «Лето» – никак не зеркало радостей и печалей безнадёжно ускользнувшего времени. Это кино, насквозь проникнутое ощущением метафизического бунта, выражающего нонконформизм, сидящий в душе каждого. Это сгусток свободы от неуютно навязанных правил, который гитарным аккордом проносится в ухе. Это фильм не о Викторе и Майке, не о любовном треугольнике и уж тем более не об эволюции отечественного рока. «Лето» – кино о той свободе, которую у человека никогда не отнимешь, о буйном и пьянящем чувстве.

5.jpg

Несомненно, в этом угадывается и политический контекст, верно становящийся содержательным слоем работ Серебренникова. Если ранее режиссёр констатировал диагноз поколения (см. «Изображая жертву») или находчиво бичевал как образовательную систему, так и распад духовных ценностей (см. «Ученик»), то ныне объект обличения – сама ситуация, когда художник (не только Серебренников) вынужден или безмолвно соглашаться, или протестовать, не вступая в непримиримый конфликт. Но важно не только это. Главное – творчество. Главное – то, что на последних кадрах «Лета» у зрителя пробегают натуральные мурашки и что зал покидает он с огнём вдохновения, бушующим в сердце. Который, быть может, приведёт его к новым великим свершениям.

«Здесь обычные люди и их большинство. Я люблю их всех… Нет, ну, скажем, почти всех.
Но я хочу, чтобы всем им было хорошо.»

(с) группа Зоопарк, песня «6 утра».

В прокате с 7 июня.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s