ММКФ-2018: «Первая реформатская церковь»

Простит ли нас Бог за то, что мы сделали с его миром?

~

Человек всегда стремился дать объяснение тому, что вокруг него происходит. Но всегда ли у него хватало на то знаний и сил или иногда было проще прибегнуть к версии, что это Зевс разразил небо молнией? Как зарождалась вера? Верить в течение всей своей жизни в то, что тебе ближе или нужнее просто необходимо, иначе, куда девать всё те плоды, что зреют в твоей голове. Каждый человек выбирает для себя путь, но он может, а иногда и должен с него сходить, менять направления или вовсе принимать решение никуда не идти. Остановиться и посмотреть назад. Герой нового фильма Пола Шредера «Первая реформатская церковь» находится как раз на таком распутье – он не знает, куда ему двигаться дальше, нужно ли вообще ему это движение или же он, сам того не осознавая, уже принял решение и просто ждёт подходящего момента, что бы его исполнить.

first-reformed-movie-review.jpg

Армейский священник Толлер (Итан Хоук) после непростого прошлого находит себе  пристанище под сводами старейшей реформатской церкви. Он принимает постояльцев, проводит службы, старается каждый вечер с помощью алкоголя что-то забыть и синхронизировать свои размышления в дневнике, проводит экскурсии для туристов и старается жить с верой  во Всевышнего. К «вере в Бога» он пришел, свернув с пути «вера в Родину», потеряв и сына, и жену. Нам остаётся только догадываться, что может испытать человек, который всю свою жизнь считал, что служить во имя своей страны это долг и честь, а потеряв всё в одночасье, отказывается и от этой идеи, и от службы в армии. Ослабленный, брошенный и обессиленный он пропадает в реабилитационном центре, приобретает работу, но не внутреннее смирение. Его каждый вечер гложут сомнения, от чего он решает напрямую говорить с богом через дневник, записывая свои размышления, а потом в эмоциональном порыве уничтожая самые чуждые мысли. Непроизвольным образом обращаешь внимание на то, что записи ведутся только на правых страницах, левые остаются нетронутыми, словно параллельно одним мыслям есть другие, но их время ещё не пришло, а когда придёт, пустые страницы будут как раз кстати. Случайное знакомство с Мэри (Аманда Сайфред) и её мужем Майклом (Филип Эттинджер), ярым борцом за окружающую среду, заставляет Толлера вновь сменить свою точку зрения и встать на путь «вера в Справедливость».

firstreformed_01.jpg

В данном фильме поднимаются многие социальные проблемы очень грамотным и доступным путём, заставляя хорошенько задуматься об окружающем нас мире. Ты вместе с главным героем хочешь разобраться в халатности и безответственности по волнующим проблемам экологии, желаешь изменить взгляд общества на это потребительское отношение к природе и попросту понять, кто это допускает – люди, бог или другая иная сила? Огромная заслуга и нереальный плюс фильма это Итан Хоук. Можно смело признать, что это одна из лучших его ролей на данный момент, а может даже и лучшая. Он проникновенен, безупречен и крайне учтив в своём образе. Он заполняет собой всё экранное пространство, каждый кадр (Шредер снимал в формате 4:3) и даже заставляет предаться рефлексии. Его персонаж – не ведомый инакомыслием, как может показаться из-за частой смены «путей», наоборот, он многогранен, он ведёт поиски для упокоения своей души. В фильме нет полутонов, всё или чёрное, или белое, добро против зла. Но стоит капнуть поглубже и, как в лотерейном билете, потерев  монеткой о белую добродетель, а именно освещение церкви в очередной юбилейный (250-й) раз, наружу выходит коррупция, а вместе с ней и зло.

9I3kGPtVniU.jpg

Затрагивая весь спектр поднимаемых режиссёром проблем, стоит от глобальных катастроф перейти к микромодели мира, а именно семье. Почему Мэри не заметила изменения в поведении своего мужа и позволила ему «сойти с пути», почему жена Толлера не смогла с ним пережить потерю сына, а покинула его? Человеческие союзы заключаются для жизни «и в горе, и в радости», некоторые поступки героев фильма заставляют вспомнить фразу мудрого Ремарка: «Приглядись к тем, кто рядом с тобой. С тобой ли они? Или просто рядом».

Весь фильм напоминает судебный процесс, напряженный, требующий пристального внимания и подробного изучения дела. Только вот кто подсудимый, а кто обвиняемый? Человечество? Бог? Природа? Порой всплывают доказательства вины, а порой улики, требующие пересмотра дела в сторону обвиняемого. Музыкальная аранжировка на высшем уровне, чистые, невинные и наивные детские голоса в хоре на фоне похорон в загрязненном природном участке. Никаких полутонов, краски смешаются в ваших головах сами, когда вы начнёте пропускать всё через себя. Внимание к деталям, плавная смена кадров добавляют эстетики общего отчаяния, меланхоличности происходящего, напоминая о прошлогодней «Истории призрака» Дэвида Лоури.

ITnGSGj3jV4.jpg

Однако при всех значительных плюсах картины Пола Шредера у «Первой реформатской церкви» есть два режущих по живому минуса, на которые закрыть глаза не получается никак. Режиссёр добрые две трети фильма изобретательно и аккуратно преподносит нам картину неблагоприятного будущего, которое нас ждёт, если мы не начнём заботливее относиться к окружающей среде, изображение того, к чему уже приводят изменения климата. Причём свои мысли он доносит весьма ясно и понятно (не через поток аллегорий как у Даррена Аронофски в «маме!»), растворив их в действиях и идеях геолога-активиста Майкла, который сеет семена сомнений и «нового вероисповедания» в душе и разуме преподобного Толлера. Ведь основная идея фильма как раз затем и созревает в мыслях Толлера, который к концу всё же формирует её в виде вопроса, адресованного зрителю: «Простит ли нас Бог за то, что мы сделали с его миром?».

e-t_mZfC1Eg.jpg

Всё это показано так тонко и умно, что от следующей сцены тебя одолевает искреннее недоумение – Шредер, похоже, решив, что его публика может чего-то недопонять, устраивает зрителю самую настоящую презентацию на двадцать слайдов, выполненную восьмиклассником, с набором картинок из разряда «чистая водичка – хорошо», «гигантская свалка – плохо». Мы ведь и так всё понимали, Пол, зачем же нас прямо так откровенно тыкать лицом в грешность рода нашего?

JhSEDptP2qQ.jpg

Ах да, а предшествует этой так называемой презентации ещё более возмутительная сцена, в которой беременная женщина, не задумываясь о вреде своем плоду, ложится животом на другого человека, и они оба отправляются в метафорический полёт по нашей планете. Своей нелепостью и неуместностью такой эпизод совершенно выбивается из антуража всего фильма, так бережно создаваемого режиссёром до этого момента. Впрочем тоже самое можно сказать и о до ужаса вульгарном финале всей картины. Шредер сам завёл себя в угол, ограничив лишь двумя развитиями событий, прямо противоположными. Выбрав одно – он бы пошёл против идеи всего фильма, выбрав другое – что он и сделал в итоге – мораль сложилась бы правильная, вот только исполнение оказалось настолько пошлым, банальным и чуждым для этой ленты, что без пяти минут шедевр авторского кинематографа превратился просто в очень крепкий драматический триллер, исследующий темы экологии и веры через призму восприятия сомневающегося почти во всём человека, за внутренней борьбой которого наблюдать ещё интереснее. «Первая реформаторская церковь» становится ярким доказательством того, что Шредера, сценариста выдающихся картин Мартина Скорсезе в былые времена, ещё рано списывать со счетов, а Итан Хоук, возможно, самый талантливый актёр поколения, исполнил свою наиболее глубокую и зрелую роль в карьере.

 

Оценка: 4/5

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s