Карты, деньги и Джессика Честейн. Рецензия на фильм «Большая игра»

За покерным столом собрались воротилы бизнеса, шейхи, узнаваемые лица с обложек глянцевых журналов, мастеровитые режиссёры и акулы-продюсеры. Кто-то играет впервые, кто-то приходит сюда развеяться, а у кого-то нездоровая зависимость. Многие из них приличные, добропорядочные люди, сделавшие себе честное имя в Голливуде, а некоторые, возможно, хранят в подвале своего успеха пару-тройку скелетов да харассментов, о которых общественности только предстоит разнюхать. Имена этих людей вам лучше не знать, для вашей же собственной безопасности и сохранности семей посетителей подпольных заведений. И вот в игровой зал без лишних любезностей врывается новый игрок – Аарон Соркин. По рядам проносится лёгкий трепет и шёпот: все без исключения наслышаны о заслугах этого человека, привыкшего оставаться в тени. Но теперь он выходит в свет, ему малоинтересны собравшиеся оппоненты по игре, всё его внимание к собственным картам: краем глаза мы замечаем рыжеволосую королеву с инициалами JC.

SmcrgN1kX2Q.jpg

Но даже не столь важно, какие две карты прячет Соркин – хотя потом мы узнаём, что на второй изображён чернокожий король – важнее то, как Аарон ведёт себя в игре. В этом и кроется вся красота техасского холдема: у тебя могут быть два короля, но они так и останутся всего лишь парой – самой слабой выигрышной комбинацией. Он распоряжается фишками как профи, знает, когда нужно повысить ставку, когда коллировать, а когда лучше пропустить торги. В зале прекращаются смешки, разговоры и циничные комментария – все примкнули к покерному столу и наблюдают за напряжённой игрой новоприбывшего, который уже в самом первом кону стирает в глазах публики надпись «дебютант» со своего лба. Возможно, игра Соркина – блеф от начала до конца, а, может быть, у него действительно сильная рука. Но когда сценарий, подобно карточной игре, раскрывает перед зрителями флоп, тёрн и ривер, сомнения моментально развеиваются – у него королевский Фулл Хаус.

f_0-usjkyws.jpg

«Большая игра» ― режиссёрский дебют «короля адаптация» Аарона Соркина про Принцессу покера Молли Блум (Джессика Честейн). Как часто бывает, успех в одном деле вырастает на горечи фиаско в другом. Молли с детства увлекалась спортом и катанием на лыжах. Её отец Ларри (Кевин Костнер) был тренером и постоянно закалял тренировками и жёсткой дисциплиной характер своей дочки, которая годы спустя должна была поехать на Олимпиаду в Солт-Лейк-Сити. Она была четвёртой перед финальным отбором и имела все шансы не только войти в заветную тройку, но и выиграть национальные отборочные соревнования. Но волей случая этого не случилось, Молли совершает досадное падение после успешного прохода больше половины спуска. Так с будущей олимпийской чемпионкой было покончено, но вскоре на её месте родилась Принцесса подпольного покера, организовавшая самое крупное и прибыльное казино в Голливуде в середине нулевых.

JtKatDhx5DU.jpg

Уже за первые десять минут мы с лёгкостью узнаём почерк Соркина. В электризованном прологе голосом самой Молли нам рассказывают о неудаче бывшей спортсменки на лыжном спуске. Увлекательно смонтированный видеоряд, реактивный монолог и динамичный саундтрек буквально захватывают дыхание при просмотре, разгоняя по крови приличную дозу адреналина. Нельзя сказать, что подобный темп держится на протяжении всего фильма (ещё бы, после 140 минут такого забега нас бы пришлось откачивать прямо в кинозале), но «Большая игра» ни на секунду не теряет контакта со зрителем. Главная заслуга в этом, конечно же, на плечах Соркина-сценариста. Его по праву называют одним из величайших драматургов в современном кинематографе, поскольку его адаптированные скрипты к «Социальной сети» (премия Оскар), «Стиву Джобсу» (премия Золотой глобус) и «Человеку, который изменил мир» (номинация на Оскар) достойны быть канонизированы в храме гениальных сценариев. Диалоги в написанных им фильмах – всегда самые захватывающие экшен-сцены, на раз-два уделывающие большинство боевиков и блокбастеров. Его персонажи обмениваются фразами словно пулями во время перестрелки. Его обороты речи, остроумные метафоры и аналогии способны оживить любую сцену, фразу или даже монолог (что особенно заметно в «Большой игре»). Каждый из его сценариев – находка и лакомое блюдо для любого режиссёра, но «Молли» Аарон решил ни с кем не делиться. И не прогадал: в результате мы получили один из лучших дебютных фильмов года.

vJBsPplpJ8M.jpg

Вторая половина успеха «Большой игры» ― Джессика Честейн. Актрисе не впервой играть сильных женщин, способных не только коня на скаку остановить, но и игорный бизнес под себя развернуть. Такой её типаж пошёл из прорывной роли у Кэтрин Бигелоу в «Цель номер один», затем последовали «Интерстеллар», «Самый жесткий год», «Марсианин» и прошлогодняя «Мисс Слоун», в которой Честейн достигла пика маскулинности. Но в «Большой игре» в образе Молли сочетаются одновременно уверенность в себе и истинное женское очарование. Мы видим героиню в позиции силы (большую часть времени), но также и в позиции слабости, ранимости и незащищённости. Чаще всего за раскрытие этой черты Молли отвечают сцены с Кевином Костнером, в особенности ближе к финалу истории – в парке. Да, ритм из-за этой конкретной сцены слишком резко бьёт по тормозам, но без неё бы не было необходимого фильму «очеловечивания» своей главной героини.

Xx-augEzSok.jpg

Честейн наэлектризовывает каждую сцену со своим участием. Она – главная героиня истории и её бесперебойный двигатель, однако в сюжете появляется ещё один важный персонаж. В фильме две временных линии: рассказ Молли о том, как всё было на самом деле (с участием Майкла Серы), и настоящее время, в котором героиня обвиняется в организации незаконного игорного бизнеса. Защищать её берётся престижный и чертовски дорогой адвокат Чарли Джеффей (Идрис Эльба). Эльбы на экране не так много, но опять же богатый на колкие и запоминающиеся фразы сценарий и устанавливающаяся за мгновение связь с Честейн превращают персонажа второго плана в самого настоящего Джокера в колоде Соркина.

V79KiIy6kDA.jpg

Технически последние сценарные работы Аарона являются адаптированными, но если вы читали гениальную биографию Стива Джобса от Уолтера Айзексона (превосходное чтиво), то примерно понимаете уровень мастерства сценариста. Ведь в книге, состоящей из описаний и хроники, совсем мало диалогов или хотя бы сюжетного каркаса. Но Соркин извлёк из 700-страничного произведения трёхактовый сценарный шедевр с диалогами на вес золота. С «Большой игрой» он пошёл ещё дальше: его дебютный фильм основан на мемуарах Молли Блум, которые она начала писать в 2013, а опубликовала уже в 2014 году. В её книге было много имён, начиная с голливудских звёзд вроде Леонардо ДиКаприо, Бена Аффлека, Тоби Магуайера и Мэтта Дэймона (возможно, кто-то из них и был тем самым «игроком икс» Майкла Серы), и заканчивая русскими мафиози. Соркин же более осторожен с раскрытием имён, ведь его цель не разжечь скандалы, а показать всему миру невероятную и правдивую историю из жизни одной удивительной женщины.

FdUH4eUJ4UM.jpg

Не просто так к заслугам фильма причисляется Соркин-сценарист, поскольку всё-таки Соркин-режиссёр пока ещё не запел своим голосом столь отчётливо, чтобы отмечать его достижения отдельно от всего. Подобная ситуация в этом же году была и с другим выдающимся драматургом нашего времени – Тейлором Шериданом, чей режиссёрский дебют «Ветреная река» в первую очередь является грамотной сценарной работой. Заметно, как Аарон не просто присутствовал на съёмках «Социальной сети» и «Стива Джобса», а впитывал, словно губка, детали и методики режиссёрского ремесла. Отсюда в «Большой игре» периодически прослеживается мрачная, обволакивающая атмосфера Дэвида Финчера, а порой бодрым клиповым монтажом Соркин передаёт приветы Дэнни Бойлу. Вероятно, при работе с последним он познакомился с будущим композитором своего дебюта – Дэниэлом Пембертоном (который, к слову, внешне очень похож на основателя Apple в юности). Пембертон – один из самых недооценённых и безумно талантливых композиторов, чьи работы к фильмам Гая РичиАгенты А.Н.К.Л.» и «Меч короля Артура») абсолютно никого не оставили равнодушными, в отличие от самих картин. Примечателен его саундтрек к «Стиву Джобсу», где он использует различный подход к музыке в каждом из трёх актов: электроника в первом, оркестр во втором и их гармоничное сочетание в третьем. В «Большой игре» также проделана колоссальная работа с яркими вкраплениями электронной музыки, которая электризует любой закадровый рассказ. Более того, можно с большой уверенностью заявить, что это именно заслуга Пембертона в первую очередь, а Соркина во вторую, в генерировании потрясающе увлекательных сцен за покерным столом.

UnJAuAqjyIw.jpg

Карточные игры и покер вам кажутся скучными? Не верите, что про это можно снять интересный фильм? Тогда «Большая игра» для вас. Режиссёр-сценарист Аарон Соркин не даст скучать ни на минуту, постоянно чередуя эпизоды на два вида получаемого удовольствия: от пламенной игры Джессики Честейн и от нескончаемой феерии остроумных фраз, диалогов и монологов, наполняющих фильм. Даже не рискнув пойти в all-in, Соркин срывает куш благодаря грамотной для дебюта режиссуре, ярким актёрским работам и очередному в карьере образцовому по своей динамике и содержательности сценарию. Добро пожаловать в высшую лигу.

 

В прокате с 11 января 2018 года.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s