Аватары в т(р)опиках. Рецензия на фильм «Джуманджи: Зов джунглей»

Раньше поговаривали: «Новое – это хорошо забытое старое». Теперь же мы даже не успеваем что-либо забыть, как Голливуд преподносит нам новый ремейк или сиквел ленты, плотно связанной с детскими или юношескими воспоминаниями. Но оригинальный «Джуманджи» 1995 года нельзя забыть, просто нельзя: фильм Джо Джонстона до сих пор с удовольствием пересматривается всей семьёй и будоражит своей задумкой (хотя с возрастом всё отчетливее бросается в глаза неидеальное исполнение). Тем не менее бородатый Робин Уильямс, увлечённо изображающий обезьяну напротив полицейской машины, как и захватывающая мальчишечье воображение настольная игра навеки останутся в наших сердцах. Оригинальный фильм нас научил, что открывать и начинать ту самую игру – было не самой лучшей идеей. Конечно, всё закончилось хорошо в итоге (слишком хорошо?), но мораль сформировалась чёткая: держитесь подальше от «Джуманджи». Голливуд не послушался. И вот спустя 22 года на экраны выходит сиквел под руководством режиссёра Джейка Кэздана с охапкой известных и привлекательных (кто-то более, а кто-то менее) лиц, способных вместе расширить аудиторию и продемонстрировать новый взгляд на знакомую историю.

ycvan2xdSQc.jpg

Подобно оригинальной ленте, «Зов джунглей» начинается с пролога, в котором один юноша по имени Алекс путём странных манипуляций заполучает настольную игру, которая ему совсем не интересна. Вместо этого Алекс с удовольствием рубится в своё Нинтендо на глазах никому не нужной игры. «Джуманджи» не может стерпеть такого к себе отношения, отчего ночью превращается в картридж с видеоигрой, которую мальчишка тут же включает и пропадает бесследно. Флэшфорвард на несколько лет вперёд как у Джонстона, но если в оригинальной картине началось постепенное развитие основного сюжета, у Кэздана разворачивается пролог номер два, в котором нам представляют до ужаса банальных и штампованных персонажей из «реальной жизни». Невероятно глупая блондинка с модельной внешностью, не выпускающая из рук телефон – есть; типичная «дурнушка», очень умная и обожающая книги – есть; тупой, мускулистый и заносчивый качок-футболист – есть; замкнутый в себе, неуверенный, хилый ботаник – есть. Удивительно, как создателям фильма удалось собрать в одном месте все самые заезженные клише об американских учениках, так ещё и завязка точь-в-точь как в вышедших недавно «Могучих рейнджерах»: всех четверых наказали в школе и обязали работой. Вы подумаете, какие могут быть перспективы у кино, которое начинается так же, как один из худших фильмов этого года? Но они есть, поверьте, вам просто нужно перетерпеть эту унылую вводную часть и дождаться, когда они уже наконец включат эту треклятую игру.

MufbKhEXNCs.jpg

И как только мы переносимся в джунгли, начинается веселие. Мы понимаем, что если бы у входа в игру была табличка с предупреждением, то на неё было бы написано «Оставь логику и здравый смысл, всяк сюда входящий». Хотя даже в эпизодах из «реальной» жизни отыскать пригоршню логики и смысла в происходящем – дело безнадёжное. Но в «Джуманжди» это простительно, более того, этого требует формат видеоигры, с которым режиссёр и сценаристы успешно заигрывают, обозначая тем самым первый заметный плюс картины. Введены система трёх жизней у каждого, навыки, основные игровые элементы – уровни, карты, кат-сцены и так называемые NPC (неигровые персонажи). Да и сюжет – типичный квест: нужно доставить одну вещь в конкретное место, чтобы снять проклятье «Джуманджи», но всё это не в скучной «квестовой» форме, а с разбавлением приличной дозы экшена – огромные компьютерные носороги, полёты на вертолёте, приручение кобры и многое другое. Вот это и есть современный подход к классике, который, надо признать, получился любопытным и местами даже изобретательным.

q2muDIY-Y6M.jpg

Все остальные сильные стороны фильма в четвёрке актёров, которые исполняют роли аватаров взявших в руки геймпады ребят. Хилый неудачник-ботаник Спенсер превращается в богатыря с внешностью Дуэйна Джонсона. Теперь Спенсер невероятно силён, ловок и с поражающей всё вокруг в радиусе нескольких километров харизмой. У Джонсона в основном главенствуют две крайности актёрского амплуа: первая – образ настоящего буйвола, которым он прослыл ещё во времена успешных выступлений в реслинге и очень долго не мог отмыться со времён полного погружения в профессиональный кинематограф – «Форсаж», «Разлом Сан-Андреас» и грядущий «Рэмпейдж» из этой категории. В этих фильмах он типичный Скала, пафосный, отважный и круче любого супергероя. Но не так давно Дуэйн наконец выбрался из преследующего его имя образа популярного шоумена и открыл для себя вторую крайность – комедийную: сначала были «Полтора шпиона», затем озвучка в «Моане», а теперь «Джуманджи». Комедийный Джонсон – этот тот же самый Скала-буйвол, но пропущенный через призму самоиронии. Он понял, что его фирменный образ – не только товарная марка, но и отличный повод для шуток, в первую очередь, над самим собой. В «Зове джунглей» Дуэйну приходится изображать пугающегося каждой травинки и не умеющего разговаривать с девушками подростка. Конечно, порой проскальзывают какие-то движения, замашки чисто из галереи Скалы и никак не того зашуганного парня, что нам представили во втором прологе, но в целом Джонсон выдерживает свою линию до самого конца, заставляя улыбаться и даже смеяться с завидным постоянством. Актёр он всё-таки талантливый, кто бы что не говорил, правда, этот самый талант становится заметен именно вот в таких комедийных ролях, где идёт перевоплощение, надлом представления о безукоризненном герое блокбастеров.

4Jlbi1nMJR8.jpg

Кевин Харт, с которым Дуэйн установил крепкую химическую связь ещё на съёмках «Полтора шпиона», играет Фриджа – того самого рослого футболиста. Фридж-аватар – это маленький зоолог-оруженосец с непереносимостью сладкого. Однако если Спенсер из реальной жизни и в игре похож сам на себя в плане поведения, то вот глядя на метаморфозы Фриджа, возникает диссонанс восприятия. Мы встречаем молчаливого парня, который не шибко любит говорить, либо просто не знает что сказать. Но как только Фридж превращается в Кевина Харта, он становится типичным Кевином Хартом – суматошным, болтающим без умолку паникёром, которым актёр частенько предстаёт на экранах. Даже во время своих стенд-апов перед миллионной аудиторией Харт остаётся собой – он шутит, быстро-быстро говорит и всегда обильно использует для более комического эффекта свою выразительную мимику. Можно ли это отнести и к актёру, исполняющего молодого Фриджа? Ни в коем случае. Да и не надо, поскольку такое образозамещение идёт фильму только на пользу. Харт уморителен в своей роли, и, кроме того, устами его персонажа вводится главная мысль сего творения – у тебя всего одна жизнь, поэтому цени её и живи каждым днём.

B-jLS5XG0WE.jpg

Образ глупенькой блондиночки достался Джеку Блэку, чьё изображение персонажа получилось самым последовательным. Блэк ни на секунду не отклоняется от Бетани, он играет её буквально каждым словом, каждым жестом (особенно при фразе «Ох, какой мужчина!»), каждой интонацией и движением тела. Это достижение, поскольку Харту, так совпали карты, пришлось играть не просто юношу, но ещё и чернокожего – то есть совпадений даже больше. А у стройной глупенькой красотки и маленького толстенького картографа в очках точек соприкосновения столько же, сколько пингвинов обитает на Северном полюсе. Отсюда Блэк – самый юморной из четвёрки актёров, да и вообще просто приятно снова видеть Джека в большом кино.

UYZY-0P0waU.jpg

Но от кого глаз не оторвать – это Карен Гиллан, в чьём шикарном теле спряталась застенчивая, страшненькая любительница научной литературы по имени Марта (даже имя само за себя говорит). Но Марта-Гиллан – это безжалостный наёмный убийца с уникальной способностью к дракам во время танца. Снова забавный контраст, который ярче всего раскрывается в сцене, где Джек Блэк учит Гиллан, как нужно соблазнять мужчин и флиртовать с ними. Партия злодея отошла Бобби Каннавале, который играет характерного, одержимого властью, Ван Пельта. Харизма Бобби украсит любой образ, даже данный – шаблонного антагониста с накрашенными глазами как у Тилля Линдемана и способностью повиливать животными.

ScIuQb3JnVg.jpg

Поскольку создатели «Зова джунглей» позиционируют своё творение как сиквел в память о Робине Уильямсе, не обошлось и без сквозного упоминания Алана Пэриша. Однако формат изменился – это уже трудно назвать семейным фильмом: «Джуманджи» Кэздена превратились в чистую, далеко не самую умную приключенческую комедию, но с набором действительно неплохих шуток и забавных моментов. С одной стороны, по содержанию кино скорее направлено на чуть ли не детскую аудиторию. Но некоторый гэги и панчлайны (помните «чёрную башню?») определённо адресуются поколению, детство которого пришлось как раз на выход оригинала в кинотеатрах. В итоге, получился очередной контраст: сюжет слишком детский, а юмор – частенько пограничный.

jaOYpFSCpEE.jpg

«Зов джунглей» может выигрывать за счёт любопытного концепта видеоигры и талантливого комедийного квартета, но всё это, тем не менее, не делает сиквел нужным. Это не делает кино хорошим, впрочем, не делает и плохим. Данный вариант «Джуманджи» ― необязательный летний блокбастер, затерявшийся в зимнем прокате. Однако 2017 был не подарок, поэтому полтора часа непринуждённого смеха над незамысловатыми шутками под конец года уж точно никому не помешают.

 

В прокате с 21 декабря 2017 года.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s