Кино, инсталляция, арт, перфоманс, провокация. Рецензия на фильм «Квадрат»

Бэнкси как-то назвал современное искусство зоной бедствия. Его поток мысли, правда, направлялся в сторону зависимости столь многого от столь незначительного количества людей, да и подразумевал он другое «современное искусство». Дело в том, что в английском языке есть два термина – modern и contemporary – оба переводящиеся как «современное», но имеющие отличающуюся семантику. Если первое, употреблённое Бэнкси, означает искусство, которое создаётся в наши дни и вполне может претендовать на более широкое признание в будущем при новых прочтениях, то contemporary art – это современное искусство, которое затрагивает, выражает или подчёркивает текущее настроение, проблемы и положение дел в обществе, культуре, политике, экономике и так далее. Другими словами, неизвестно, вспомнит хоть кто-нибудь о самом популярном сейчас произведении современного (здесь и дальше в значении contemporary) искусства через десятилетие другое. Но в данный момент это важно, актуально, злободневно и очень даже подходит под характеристику Бэнкси. Шведский режиссёр Рубен Эстлунд приглашает своих зрителей как раз в самый центр зоны бедствия в едком сатирическом фильме-обладателе Золотой пальмой ветви этого года, надрезающем современное европейское общество в его основании и максимально приближающемся к определению сути искусства на текущем отрезке его развития.

ddIwWyh-vGc.jpg

Эстлунд подходит к проблеме через призму восприятия современного, хорошо образованного и инстинктивно либерального куратора художественного музея Кристиана (Клас Банг). Кристиан живёт полной жизнью, он популярен, знаменит, магнит для девушек, коллеги его любят, а на различных вечеринках он почётный гость. Его новая инсталляция – это белый квадрат 4 на 4 на площади напротив музей, где раньше стоял массивный монумент-символ монархии (начальная сцена его демонтирования получилось очень циничной, говорящей и крайне забавной). Суть квадрата в том, что внутри него человек может чувствовать себя спокойно и безопасно, он может оставить там свой телефон и не бояться, что его украдут, может попросить о помощи у проходящего мимо человека, и ему обязательно помогут. Уголок доброты, доверия и альтруизма, другими словами.

SlW3a3sXpK4.jpg

Катализатором перемен в жизни Кристиана становится, как и в предыдущей работе Эстлунда, сенсационном хите европейского проката и попросту отличной работе – «Форс-мажор», событие не столь значительное, но очень странное. Если там был будничный сход лавины в горнолыжном курорте, то в «Квадрате» это кража телефона, бумажника и золотых запонок прямо средь белого дня на оживлённой улице. Происшествие, между прочим, документальное: то же самое пару лет назад произошло с самим режиссёром, впрочем, кража – не единственный момент в фильме, который он подсмотрел в реальной жизни (ролики с YouTube, инсталляции, напоминающие реальные, перфомансы и имевшее место курьёзы, вроде случая с человеком, страдающим от синдрома Туретта, только половина списка). Кристиан узнаёт, где живёт вор, с помощью установления локации его телефона, и собирается вернуть свои вещи назад. Однако карта указывает на многоэтажный панельный дом, отчего установить точное местоположение преступника не удаётся. Кристиан вместе со своим помощником пишут письма с угрозами и требованиями вернуть украденное, а затем раскладывают их по почтовым ящикам каждой квартиры. Чтобы наверняка.

17KPpPePJ7U.jpg

В целом, линия с Кристианом и вором – единственная последовательная повествовательная ниточка в сюжете. Сам фильм напоминает скорее поток чередующихся инсталляций и перфомансев. Кучки с гравием и гора из стульев как экспонаты музея, обезьяна-сосед по квартире (речь о американской журналистке в исполнении Элизабет Мосс), перетягивание презерватива, взрыв маленькой бездомной девочки с котёнком, присутствие грудного ребёнка на собрании арт-директоров – всё это показано не особо связано, но до безумия гениально. Что особенно впечатляет в работе Эстлунда как режиссёра и комментатора общественных проблем, так это неуёмное стремление наполнить каждую сцену палитрой тонов и деталей всего трагикомичного спектра. Он словно одержимый, но безмерно талантливый шеф-повар, неустанно смешивающий различные специи и ингредиенты: в большинстве случаев результат неординарен и впечатляет, лишь изредка – явный перебор. К последнему относится сцена ближе к концу фильма, где общественная и культурная элита собралась на званный ужин и невольно становится участником очередного перфоманса, в котором некий Олег с повадками орангутанга (актёр-дублёр Терри Нотари) медленно, но верно терроризирует собравшихся. Безумно неуютная сцена, которая начинается, как забавное представление, но слишком затягивается, что просмотр её уже перестаёт вызывать задуманный режиссёром дискомфорт, а наводит на совсем другие мысли, например, о том, где в это время охрана и почему вообще никто ничего не делает.

1497076350_mv5bmtk1ndc5ntm5nv5bml5banbnxkftztgwotm4mtazmji._v1_sy1000_cr0015641000_al_.jpg

Главная мысль картины заключается в том, насколько в современном арт-пространстве человек становится более эмоционально привязанным и чувствительным к своим проектам и идеям, в то время как становится безразличным и равнодушным к окружающим его живым людям. Эта мысль не нова, но по-новому взглянуть на неё помогает как раз-таки концепт этого «квадрата». Насколько человек стремится к созданию места, в котором нет грубости, невнимательности, бездушности, становясь при этом грубым, невнимательным и бездушным в реальной жизни. Эстлунд в то же время поднимает и более глобальные проблемы, вроде нищеты, информационной зависимости и расизма. Расовые предрассудки никогда не были одним из основных социальных вопросов в испокон веков белокожей и светловолосой Швеции. Но иммигрантский кризис за последние несколько десятилетий сделал своё дело – ассимиляция, беженцы и контраст менталитетов начали порождать неравенство, недоверие и страх, более знакомые другим странам на Западе. Эстлунд на подкожном уровне чувствует изменения температур общества, критикуя их порой в жёсткой сатирической форме, а иногда не боится зайти и на территорию абсурда.

kGDrHEr-joc.jpg

Критика мира искусства в фильме является также критикой в адрес современной идеологии потребления, когда Кристиан и его пиар-команда ставят прибыль поверх самого искусства. Режиссёр изучает феномен «вирусной» популярности, извращенность потребителей нашего времени, он ставит на обсуждение современные европейские ценности. «Квадрат» Эстлунда – это сатира на творческий мир, микс из колкого юмора и язвительного абсурда. Убедительная, волнующая работа, исследующая границы свободы слова, политкорректности и художественной вольности в самой провокационной форме, обрекающей картину шведского режиссёра на международный резонанс.

 

В прокате с 7 сентября 2017 года.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s